ru_compromat (ru_compromat) wrote,
ru_compromat
ru_compromat

Categories:

Поставками ингредиентов для наркотиков в Европу руководят чиновники из ФСКН

Первый замдиректора ФСКН Владимир Каланда, Фото: «Новая газета»

Россия является лидером по нелегальным поставкам в Европу вещества, необходимого для изготовления синтетических наркотиков. Так, порядка 60% этого вида европейских наркотиков производится из российских ингредиентов, которые доставляются заграницу при посредничестве наших чиновников. Причем, что интересно, главную роль здесь играют люди, занимающие руководящие посты в ведомстве, которое как раз и должно бороться с наркотиками – ФСКН. Противозаконная деятельность приносит преступникам в погонах миллиарды долларов барышей.


Деятельность преступной сети, координируемой высшими должностными лицами ФСКН и ФСБ, которая занимается поставкой в Европу ингредиента для изготовления синтетических наркотиков, расследовал генерал-лейтенант полиции Василий Рогозин – теперь уже бывший начальник управления по противодействию наркопреступности и заместитель оперативного-розыскного департамента ФСКН. По его заявлению была даже инициирована прокурорская проверка, которая пока не привела ни к задержаниям, ни к хотя бы увольнениям лиц, замешанных в преступном бизнесе. Более того, из-за своего расследования Рогозин лишился должности, в чем ему «помогли» как раз те, кого генерал-лейтенант подозревает в поставках наркотических ингредиентов заграницу.

Химия и жизнь

Материалы прокурорской проверки оказались в распоряжении «Новой газеты», которая сегодня публикует выдержки из них на своих страницах. У издания также есть заявление Рогозина на имя генерального прокурора РФ Юрия Чайки, в котором он подробно рассказывает об участии высокопоставленных сотрудников ФСКН и ФСБ в коррупции и крышевании наркотрафика.

Василий Рогозин в разговоре с «Новой» подтвердил подлинность имеющихся у издания документов, но комментировать их отказался. «Что-либо более конкретное я смогу сказать только после того, как будут оглашены официальные результаты расследования», — сказал Рогозин.

Ингредиент, из которого изготовляются синтетические наркотики и который в огромном количестве поступает из России в Европу – БМК (бензилметилкетон), известный ранее как прекурсор. До 2010 года это вещество носило статус незапрещенного, на основе которого могут быть изготовлены уже запрещенные вещества, например, экстази и амфетамин. В апреле 2010 года постановлением правительства БМК был внесен в перечень психотроных веществ и запрещен к обороту на территории РФ. По данным Минпромторга и Российского союза химиков, бензилметилкетон в промышленном масштабе в России не производится и не используется в химической и иных отраслях промышленности.

Как пишет Рогозин в своем заявлении на имя генпрокурора Чайки, в условиях подпольной нарколаборатории из 1 тонны БМК можно изготовить до 1 тонны наркотиков амфетаминового ряда. По официальной информации, в общей сложности в 2005–2009 годах в нашей стране было произведено 136 466 кг БМК, из которого можно изготовить около 136 466 кг высококачественного амфетамина и метамфетамина. Это 272 миллиона 932 тысячи разовых доз наркотика. Примерная стоимость изготовленного наркотического средства на черном рынке РФ могла составить 1,5 млрд долларов.

В России мощности по производству БМК располагались всего на двух предприятиях: волгоградском ОАО «Химпром» (производство прекращено в 2007 году) и пермском ООО «НПП «Тривектр» (производство прекращено в июле 2009 года).

Посредники из ФСБ

В феврале 2008 года на российско-латвийской границе (КПП «Убылинка» Псковской области) в ходе совместной спецоперации правоохранительных органов России, Литвы, Эстонии и Бельгии были задержаны водители четырех грузовых автомобилей. В специально оборудованных тайниках машин было обнаружено около двух тонн БМК, предназначавшегося для подпольных лабораторий Европы. По факту возбудили уголовное дело. Изъятый БМК был отправлен на ответственное хранение в пермское ООО «Тривектр». Однако в мае 2010 года вещество похитили со склада фирмы. Пропажа этой партии БМК и случившиеся после нее события и стали поводом, заставившим генерала Рогозина обратиться к генеральному прокурору.

В ходе своего расследования Рогозин вышел на Геннадия Авдеева – действующего сотрудника Управления «М» ФСБ (курирует МВД, МЧС и другие службы).

«В 2005 году я нарушил правила дорожного движения, - рассказал он. - Материалы дела об административном правонарушении были переданы мировому судье Западного административного округа Москвы. Я пытался найти выходы на данного судью, и кто-то из сотрудников отдела по ЗАО УФСБ России по г. Москве и МО дал мне телефон Костюкевича Ивана Дмитриевича, который, возможно, может решить данный вопрос. Фамилию Ивана Дмитриевича я узнал из удостоверения сотрудника Аппарата Президента, которое он мне показывал. Мы с ним созвонились и встретились в кафе в Б. Кисельном переулке. Он представился полковником военной контрразведки в отставке, ранее проходил службу в РВСН в Забайкальском военном округе, является сотрудником администрации президента Российской Федерации. <…> Он предложил мне помощь в решении моего вопроса. С учетом того, что он сообщил мне, что имеет связи в руководстве ФСБ России, других министерствах и ведомствах, контакт с ним я решил поддерживать».

В 2008 году, по словам Авдеева, Костюкевич поинтересовался, есть ли у Авдеева знакомые в УФСБ по Пермскому краю. Авдеев познакомил Костюкевича со своим сослуживцем Артемом Рубцовым. Костюкевич попросил Рубцова оказать содействие в заключении контракта с пермским предприятием «Тривектр» на поставку БМК. Рубцов, по его словам, не знавший, для чего используется это вещество, согласился и привлек двух своих приятелей — Николая Лебедева и Евгения Месяца — тоже бывших сотрудников ФСБ. Втроем они вышли на директора «Тривектра» Павла Кудрявцева и его сына Илью и договорились о поставках. За первую партию БМК они получили от Костюкевича 200 тысяч рублей. Впоследствии заказчик платил им по 100 рублей каждому за килограмм поставленного вещества.

В начале 2010 года, по показаниям приятелей, Костюкевич стал интересоваться той самой партией БМК, изъятой в ходе спецоперации на российско-латвийской границе, которая находилась на складе «Тривектра» на ответственном хранении. Костюкевич просил найти возможность вернуть эту партию (согласно показаниям, изъятый на границе БМК принадлежал его «очень хорошим высокопоставленным друзьям»). И в мае 2010 года 2 тонны БМК были по поддельным документам вывезены со склада предприятия в неизвестном направлении. После того как обнаружилась пропажа и на директора «Тривектра» было возбуждено уголовное дело, приятели стали звонить Костюкевичу и интересоваться причинами проблемы. В своих показаниях они утверждают, что «сотрудник Аппарата Президента» тогда потребовал не называть свою фамилию на допросах и обещал через свои связи в ФСБ и ФСКН решить все проблемы и прекратить уголовное дело.

И вскоре с уголовным делом о хищении БМК действительно стали происходить странные события. Из заявления Василия Рогозина генпрокурору Чайке: «Оперативным путем зафиксирован телефонный разговор, состоявшийся 25.07.2010 г. между неизвестным из Москвы и женой Кудрявцева П.Г. — Кудрявцевой С.Н., который, выяснив сложившиеся обстоятельства по указанному уголовному делу, отчитывает ее за то, что она не написала жалобу на действия сотрудников ФСКН России на имя директора ФСБ России. Настоятельно рекомендует это сделать, пообещав, что все вопросы после подачи жалобы будут решены в течение месяца. Через некоторое время сотрудниками Управления «М» ФСБ России во главе с начальником отдела Землянухиным И.В. начинается проверка по факту жалобы Кудрявцевой С.Н., для чего им был осуществлен выезд в служебную командировку в г. Пермь».

Игорь Землянухин — важный персонаж в этой истории. Он возглавляет отдел в Управлении «М» ФСБ, который отвечает за контрразведывательное обеспечение деятельности ФСКН. Видимо, сотрудник того же Управления «М» ФСБ Авдеев, который помогал Костюкевичу найти людей для поставок БМК, мог быть подчиненным Землянухина.

Из заявления Василия Рогозина: «Зафиксированы и другие телефонные переговоры, состоявшиеся между бывшим адвокатом Кудрявцева И.П. — Андреевой Т.Р. и Землянухиным И.В., которые позволяют сделать вывод о прямой заинтересованности ряда сотрудников ФСБ России и его лично в намеренном направлении следствия «по ложному пути» <…> организации прямого противодействия следственно-оперативной группе ФСКН России, расследующей данное уголовное дело».

Кураторы

Опрошенные «Новой» бывшие подчиненные Василия Рогозина сомневаются, что Иван Костюкевич действительно работал в аппарате президента России и в ФСБ. Правда, они уверены, что у него есть связи среди высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов, в том числе ФСКН, без которых бизнес по торговле БМК был бы невозможен.

Из заявления Василия Рогозина генпрокурору: «Анализ оперативных данных по ситуации вместе с тем дает основание считать реальными контакты одного из лидеров преступной группировки — Костюкевича И.Д. и Землянухина И.В. с первым заместителем директора ФСКН России и согласование с ним своих действий».

Из показаний Артема Рубцова (бывшего сотрудника ФСБ, посредника при перепродаже БМК): «Также Костюкевич И.Д. сказал, что используя свои связи и знакомства, в том числе с заместителем директора ФСКН России Каландой, будет добиваться справедливости и бороться с Рогозиным за освобождение Кудрявцева И.П.».

Из показаний Николая Лебедева (бывшего сотрудника ФСБ, посредника при перепродаже БМК): «Костюкевич И.Д. говорил, что обладает связями в центральных органах правоохранительных структур и обещал принять меры к освобождению Кудрявцева И.П. из-под стражи, в том числе он собирался встретиться с заместителем директора ФСКН России Каландой. Далее Костюкевич И.Д. сообщал, что он неоднократно встречался с ним, однако встречи были безрезультатны ввиду внутренней борьбы старого и нового руководства в центральном аппарате ФСКН России».

Владимир Каланда, на которого ссылаются в своих показаниях участники событий, с 1998 по 2005 год работал в Управлении кадров президента России. В 2008 году он был назначен первым заместителем директора ФСКН России. Каланда считается одним из доверенных людей директора ФСКН Виктора Иванова (который, в свою очередь, входит в ближайший круг президента Путина).

Владимир Каланда уже не раз попадал в неприятные истории. Например, известный телеведущий Владимир Соловьев, а также судьи Московского областного суда и Высшего арбитражного суда обвиняли Каланду якобы в давлении на судейский корпус в период его работы в администрации президента. Однако эти обвинения никак не проверялись в ходе следствия и на карьеру Каланды не повлияли.

Примечательно, что Владимир Каланда сыграл ключевую роль в увольнении Василия Рогозина, считают его бывшие подчиненные. Именно Каланда (глава ведомства Виктор Иванов в то время был в отъезде) дважды на аттестационной комиссии у Сергея Нарышкина (в то время руководителя администрации президента) просил повременить с переназначением Рогозина: якобы из-за его причастности к какому-то уголовному делу. Генпрокуратура эти обвинения проверяла, они не подтвердились, однако, несмотря на это, Василий Рогозин указом прошлого президента Дмитрия Медведева в январе этого года освобожден от занимаемой должности.

Генпрокуратура заявление Василия Рогозина также проверила. Главные итоги проверки: отдельные факты, изложенные Рогозиным, нашли свое подтверждение, другие — расследуются в рамках уголовных дел; руководству ФСБ вынесено представление об увольнении одного из сотрудников Управления «М» ФСБ (имя не уточняется); директору ФСКН предложено «рассмотреть вопрос об информировании ФСБ России о ставших известными в ходе осуществления ОРД фактах возможного участия сотрудников этой службы в противоправной деятельности».

Однако до сих пор нерешенным остается один важный вопрос. Все показания участников событий на действующих сотрудников ФСКН и ФСБ официально закреплены в уголовном деле о хищении БМК, которое расследует Следственный департамент ФСКН. В этих показаниях однозначно усматриваются признаки коррупционных преступлений, и следуя юридической логике, Следственный департамент ФСКН был обязан передать эти материалы по подследственности в Следственный комитет России. Однако это до сих пор почему-то не сделано. Кстати, работу Следственного департамента ФСКН курирует именно Владимир Каланда.


По материалам: «Новая газета»

Tags: Иванов Виктор, Каланда Владимир, Наркотики, Персональный компромат, ФСБ, ФСКН
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment