ru_compromat (ru_compromat) wrote,
ru_compromat
ru_compromat

Сколько стоит бизнес первой московской семьи: Лужкова и Батуриной

http://www.aifudm.net/ziLadys/news/img30705093.jpg
Источник: aifudm.net
 
Империя на двоих. Юрий Лужков останется в истории не только как успешный мэр Москвы, но и как муж самой богатой женщины страны. Этапы становления и границы бизнес-империи семейного тандема Лужков — Батурина изучал The New Times.

Елена Батурина и Юрий Лужков поженились в 1991 году. В том же году Батурина создала компанию «Интеко», выпускавшую на первых порах пластмассовые бытовые товары — ведра, тазы, одноразовую посуду, а сам Лужков в 1992 году указом Бориса Ельцина был назначен мэром Москвы. Так началась одна из самых могущественных финансовых бизнес-структур в России.

Тазики, стулья, нефть…

Очевидно, что при деловой хватке Батуриной и широких возможностях ее супруга дело не могло ограничиться пластмассовыми тазиками. В 1995 году был положен первый кирпич в многоэтажное здание будущей империи: «Интеко» создает дочернюю компанию «Интекострой», специализирующуюся на отделке и реконструкции фасадов зданий. Компания участвовала в муниципальных программах восстановления «иcторического облика города». Несколько типов красок, разработанных «Интекостроем», были включены в городской заказ и рекомендованы для использования строительными компаниями.

Спустя еще три года, в 1998-м, «Интеко» выиграла конкурс на поставку для стадиона «Лужники» 85 тыс. пластиковых кресел на общую сумму $700 тыс. Общественность начала роптать, Лужкову пришлось оправдываться: «Более выгодных условий не предложил никто».

Как утверждает политик Борис Немцов в своем докладе «Лужков. Итоги-2»,* * О первом докладе Немцова «Лужков. Итоги» подробнее см. The New Times № 31 от 07.09.2009 г. до 1999 года «Интеко» представляла собой небольшую по масштабам фирму с оборотом около $20 млн, сумевшую утвердиться лишь на рынке бытовых плас­тиковых изделий. Однако в 1999-м в бизнесе «Интеко» случился первый коренной перелом: компания начала собственное неф­техимическое производство на базе Московского нефтеперерабатывающего завода в Капотне, котрольный пакет акций которого принадлежал городу. В результате доходы компании выросли пятикратно.

Как ни парадоксально, следующий рывок в развитии бизнеса тандем совершил после поражения на политическом поле, когда Юрий Лужков проиграл борьбу за президентское кресло, которое в итоге занял Владимир Путин. Александр Осовцов, бывший депутат Государственной думы от «Демократического выбора России» (1993–1995 гг.), утверждает, что «бизнес-империя Лужкова и Батуриной стала набирать обороты и прирастать активами после провала связки Примаков — Лужков на выборах 2000 года. Основой бизнеса сделалось строительство и все сопутствующие ему рынки».

Строить и жить помогает

Ставка была беспроигрышная: с начала 2000-х строительный рынок рос впечатляющими темпами, особенно в крупных городах и тем более в Москве. В 2001 году «Интеко» приобрела акции Домостроительного комбината №3 (ДСК-3), который был приватизирован еще в 1994 году без участия «Интеко». По информации журнала Forbes, акции были куплены у вдовы директора ДСК-3 Юрия Свищева, погибшего за два года до этого в результате покушения. Под контролем Батуриной оказалось 20% московского рынка панельного домостроения. Через год на базе этого комбината «Интеко» создала ООО «СК ДСК-3».

По оценкам экспертов, с этого момента «Интеко» стала лидирующим игроком на этом рынке, объем которого оценивается в $4 млрд.* *

«Компания», 02.10.2004 г.
В том же году «Интеко» приобрела «Осколцемент», один из крупнейших цементных заводов в России, затем еще шесть заводов того же профиля. Таким образом, компания Батуриной стала вторым по объему производителем цемента в России. Даже после продажи в 2005 году цементного бизнеса холдингу «Евроцемент» за $800 млн, а ДСК-3 группе ПИК за $300 млн «Интеко» осталась крупнейшим в Москве застройщиком и инвестором.

Впрочем, пресс-служба и юристы компании утверждают, что вопреки расхожим представлениям суммарная доля «Интеко» в городском заказе (а это прежде всего возведение домов для малоимущих) на строительство жилья за 8 лет работы на этом рынке составляет лишь 2%. Что существенно меньше, чем у некоторых других застройщиков: МФС-6 (24,5%), Главмосстроя (20,7%), СУ-155 (13,7%), МСМ-5 (12,2%).

Однако «Интеко» ведет еще и коммерческую застройку — жилье, офисные центры и т.п. «Себестоимость строительства в Москве — $1 тыс. за метр, средняя цена на рынке — $6 тыс. Таким образом, доход от продажи коммерческой недвижимости — $5 тыс. с метра, в год вводится примерно 4 млн метров. Значит, за год бизнес дает доход $20 млрд, а за последние 10 лет — $200 млрд. Так что это клондайк», — утверждает Немцов. Но независимые эксперты строительного рынка, опрошенные The New Times, полагают расчеты бывшего вице-премьера слишком грубыми и склонны считать, что доходы стройкомплекса Москвы за последние 10 лет исчисляются не сотнями, а десятками миллиардов долларов.

По оценкам Александра Осовцова, к середине 2000-х «Интеко» контролировала 25–30% строительного рынка Москвы и 25% рынка стройматериалов (по цементному рынку доля была еще выше). В августе 2003 года в программе РТР «Вести+» сооб­щалось, что фирма «Интеко» контролирует 20% панельного домостроения в Москве. В мае 2004 года журнал Forbes оценил состояние Батуриной в $1,1 млрд, поставив ее на 35-е место в списке самых богатых россиян.

Московские строители и девелоперы знают золотое правило: постановление мэра на право застройки или продажи земельного участка — гарантия успеха предприятия. Банкир Александр Лебедев, еще один ярый оппонент мэра и бывший конкурент Лужкова на выборах, в своей брошюре «Лицемэр» 2007 года приводит 13 постановлений правительства Москвы, принятых в пользу компании «Интеко». Борис Немцов назвал уже 23 таких постановления. Юристы компании оспорили эти обвинения в суде. В своей кассационной жалобе они отметили, что из 23 перечисленных в этих постановлениях объектов лишь в 13 упомянута «Интеко».

Причем в пяти случаях реализация проекта вообще не производилась, а по двум «Интеко» приобретала права инвестора-застройщика на конкурсной основе. Сам Юрий Лужков категорически отрицает, что как мэр принимал какие-либо постановления в пользу бизнеса жены: «Она была бы еще более богатым человеком, если бы не была женой мэра».

Зыбкие связи

В то же время бывший депутат Мосгордумы от «Яблока» (2005–2009 годы) Сергей Митрохин утверждает, что неправильно сводить всю бизнес-империю Лужкова к компании Елены Батуриной. «Если говорить об империи московского мэра, то она огромна и представляет собой совокупность всех активов, которые вырастали благодаря различным преференциям, связям со столичной бюрократией», — говорит Митрохин. Лидер «Яблока» приводит в пример структуры, которые получают прямую или опосредованную финансовую поддержку правительства Москвы. Например, Банк Москвы, который на 62% является муниципальной собственностью: по словам Митрохина, в столичном бюджете постоянно присутствует статья «увеличение уставного капитала Банка Москвы. На это пресс-служба банка отвечает, что «увеличение основного капитала и ценности своих акций путем проведения доп­эмиссий — это обычная практика кредитных учреждений».
 
«Московский консорциум», как с легкой руки журналистов окрестили империю мэра и его жены, мог бы обрести еще большие силу и масштаб благодаря партнерству с известными олигархами. Но не сложилось: черная кошка пробежала сначала между Еленой Батуриной и крупным столичным девелопером Шалвой Чигиринским, затем между Юрием Лужковым и главой корпорации AФК «Система» Владимиром Евтушенковым.

Партнерство Батуриной с Чигиринским продолжалось 10 лет: с 1999 года «Интеко» и Чигиринский вели ряд совместных проектов в области девелопмента и нефтегазового бизнеса — оба имели по 50% акций в нефтяной компании Rossini и девелоперской Salvini. Именно компания «СТ Девелопмент» Чигиринского и Батуриной выиграла конкурс на снос гостиницы «Россия» и последующую застройку площадки, пообещав вложить в проект $800 млн. Притом что конкуренты (ЗАО «Монаб» и строительная фирма Strabag), по последовавшим от них публичным заявлениям, предлагали гораздо более крупные инвестиции ($1,45 млрд и $2 млрд соответственно).

Однако летом 2009 года совместный бизнес разладился. В Британском суде был рассмотрен иск Чигиринского к Батуриной, которая, по его словам, пыталась через подставное лицо отобрать принадлежавший ему пакет акций нефтяной компании Sibir Energy, зарегистрированной в Великобритании (18% акций этой компании принадлежали правительству Москвы). Из документов, поданных в суд, следует, что в 2003 году партнером Шалвы Чигиринского в компании Rossini* *

Эта компания, зарегистрированная на Виргинских островах, получила 100% акций и прав другой компании — Bennfield, которая владела 51% акций Sibir Energy.
была именно Елена Батурина. Об этом свидетельствует договор поручения (Contract of mandate), заключенный между Еленой Батуриной (Elena Baturina), Шалвой Чигиринским (Chalva Tchigirinski) и адвокатами швейцарской Bruppacher Hug & Partner Марком Бруппахером и Дитером Хугом. Документ датирован 19 марта 2003 года, и на каждой странице стоят подписи, похожие на подписи Батуриной и Чигиринского. Однако глава «Интеко» все обвинения опровергла, назвав их ложью, «не только недостоверной, но и противоположной действительности». Она утверждала, что с Шалвой Чигиринским ее связывают только одолженные бизнесмену $131 млн, из которых он должен ей $42 млн. Как бы то ни было, Чигиринский со столичного рынка недвижимости ушел.

С Владимиром Евтушенковым Юрий Лужков не судится, но отношения между бывшими друзьями и коллегами, по слухам, циркулирующим в столичном бизнес-сообществе, сильно охладели. АФК «Система» выросла из АО «Московский городской комитет по науке и технике» (МГКНТ), которое, в свою очередь, происходило от Главного управления по науке и технике Мосгорисполкома. И ту и другую структуру возглавлял Евтушенков. Оформившись в корпорацию в 1993 году, «Система» приобрела активы в области телекоммуникаций, электроники, туризма, торговли, нефтепереработки, строительства и недвижимости.

По мнению аналитиков рынка связи, корпорация поднялась до своих высот, в частности, благодаря приватизации Московской городской телефонной сети. Однако, по одной из версий, с середины 2000-х годов Лужков стал недоволен отдачей «Системы» в московский бюджет. По другой версии, Евтушенков, войдя в сотню самых богатых людей планеты (по оценке Forbes, его состояние в 2009 году оценивалось в $7,5 млрд, 93-е место в списке), решил играть по своим правилам и предпочел договариваться с силовиками из Кремля, а не с московским мэром.

Впрочем, «московский консорциум» вполне продержится и без олигархов — у него есть достойная смена в лице старших сыновей Юрия Михайловича: Михаила (1959 г.р.) и Александра (1973 г.р.). Михаил Лужков входит в совет директоров московского металлургического завода «Серп и Молот», с 2003 года является заместителем генерального директора ООО «Межрегионгаз» (развитие рынка газа в Москве), с 2004 года — председатель совета директоров корпорации «Газ­энергострой». Две последние фирмы — «дочки» «Газпрома». Младший сын Александр начинал менеджером в «Интеко», затем работал вице-президентом группы «Плаза» Умара Джабраилова. Он также был членом совета директоров Русского земельного банка. Сейчас — гендиректор ЗАО «ТД Москва-Река», входящего в состав «Интеко».

Одной Москвы мало

В своем докладе Борис Немцов написал о том, что «нигде, кроме Москвы, бизнес Батуриной не развивался успешно». Именно эту фразу постановил в феврале 2010 года опровергнуть Арбитражный суд Москвы. Юристы «Интеко» приводят несколько примеров успешной экспансии своей компании в регионы: к примеру, только в 2009 году она заняла первое место по объему возведенного жилья в Ростове-на-Дону, достроила и открыла отель в Петербурге и т.д. Однако во многих случаях бизнес московского тандема в регионах столкнулся с ожесточенным сопротивлением местных элит, не желавших поступаться теми или иными «сладкими кусками». Александр Осовцов приводит в качестве примера уход «Интеко» из Калмыкии и Белгородской области.

Тем не менее, считает Сергей Митрохин, капитализацию империи Лужкова — Батуриной можно оценивать в десятки миллиардов долларов. По словам Александра Осовцова, капитализация одной лишь «Интеко» составляет от $5 млрд. Согласно рейтингу Forbes, состояние Батуриной в докризисном 2008 году составляло $4,2 млрд, а по итогам 2009-го оно сократилось до $2,9 млрд, что не помешало ей стать третьей по размеру капитала женщиной в мире.

Впрочем, все может измениться в одночасье, судя по ветрам, дующим из-за стен Кремля. Не исключено, что бизнес-империя станет разменной картой в политической игре, и тогда возможны разные варианты. Например, Кремль может согласиться не трогать мэра до истечения срока его полномочий в 2011 году, но за это потребует «сдать» контроль за рядом активов империи Лужкова — Батуриной.

В столичных бизнес-кругах называют разные цифры «отступных», в которые может обойтись «спокойствие» семьи Лужковых — от $2 млрд до $7 млрд. «Если при отказе от должности мэра и при «сдаче» активов «Интеко» Батурина с Лужковым получат $5 млрд, можно будет сказать, что им крупно повезло, — заключает Осовцов. — Но это вопрос не оценки активов, а политической договоренности с верховной властью в стране».


19-Ga.jpg

В подготовке материала принимали участие Владимир Прибыловский, Дмитрий Крылов
 
Отступать некуда – позади Лужков

Кто-то уже видел указ об отставке Юрия Лужкова на столе Дмитрия Медведева… Впрочем, московского мэра провожают уже лет десять.

Однако на этот раз супруги Лужков–Батурина совершили слишком много ошибок. Чего стоил только намек на причастность к нынешнему скандалу Путина, который, как утверждают, сделала Батурина из Австрии. Или саркастичное поминание в СМИ «неназванного источника в Администрации Президента». Кстати, в словах жены мэра сквозило явное разочарование: чета Лужковых надеялась на помощь премьера в решении этого неприятного вопроса с возможной отставкой.

Одним словом, накопилось немало свидетельств того, что ситуация вышла из-под контроля и война ведется в открытую. А это противоречит правилам «кремлевского дзюдо». Просчетом Лужкова было привлечение к скандалу московского отделения «Единой России», что создало вероятность партийного раскола. Недопущение такого раскола со стороны руководства партии – как раз путь к отставке мэра. Кроме этого, Лужков «подтянул» в группу своей поддержки и Мосгордуму. Именно региональный парламент в принципе должен выразить недоверие главе региона, чтобы дать повод Президенту его отставить. Но чувствуется отсутствие привычки у московских депутатов принимать серьезные политические решения. В результате решили идти известной дорогой, поддержав «своего» мэра.

По Материалам: The New Times, Аргументы.ру

 
Tags: Батурина Елена, Жизнь "замечательных" людей, Кому на Руси жить хорошо, Лужков Юрий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment